January 22nd, 2016

«Я уже никому не верю»

Это слова 17-летней девушки, молодой мамы, у которой органы опеки забрали ребёнка. Вдумайтесь в эти слова. В них боль, трагедия, психологическая травма. Это слова человека, который попал под бездушный каток ювенальной опеки. Какая сила нужна, чтобы человек не сломался? Может ли человек один выстоять против античеловечной системы? Всегда ли опека спасает детей или довольно часто разрушает семьи, жизни, растаптывает и уничтожает людей? Что это за перевёртыши с милыми лицами?

Зинаида Швец - руководитель черемховской опеки. Сначала заявляет, что "Никто не собирается ограничивать маму в правах. Ребёнок должен быть с мамой, и ребёнок будет с мамой". А через неделю подаёт исковое заявление в суд на ограничение матери в родительских правах.

Приходит специалист опеки с обследованием условий жизни. Ходит, фотографирует, записывает. А потом появляется постановление суда, запрещающее маме требовать вернуть ей ребёнка, пока не будет рассмотрено дело об ограничении в родительских правах.

Collapse )